Интервью со Стивом Бушеми в The Hollywood Reporter (Интернет-журнал ETODAY)

Интервью со Стивом Бушеми в The Hollywood ReporterInterview

AP176262378782.jpg


Стив Бушеми не видит разницы между работой в большом кино и на ТВ, и его можно понять: бюджет только пилотного эпизода сериала «Подпольная империя», за главную роль в котором актер получил «Золотой глобус», составил $18 млн, а для рекламы второго сезона создатели шоу запустили в нью-йоркском метро специальные ретровагоны — даже Голливуд умрет от зависти! Этой осенью мы увидим гангстера Наки Томпсона в пятый раз, и THR спросил Бушеми, есть ли еще в его герое потенциал удивлять зрителя.

В продолжении читайте интервью с актером.


AP464282429292.jpg

EN_01073352_0005.jpg


— Вас многое связывает с «Кланом Сопрано», а теперь еще и с «Подпольной империей». Не кажется ли вам, что сейчас уже нет ровным счетом никакой разницы между актерами кино и телевидения?
— «Сопрано» — это, безусловно, лучшее шоу всех времен и народов. И для меня никогда не существовало границы между ТВ и кино — и тут и там снимается масса и плохого, и хорошего.

— Насколько близок вам персонаж Наки Томпсон, городской казначей днем и гангстер ночью?
— Изначально этот образ был создан не для меня, и мне было любопытно наблюдать за тем, как сценаристы постепенно перекраивают роль под актера. Но кого бы я ни играл, всегда вкладываю в героя частичку самого себя. У нас, например, с Наки одинаковое чувство юмора. Еще у меня три брата, а в новом сезоне Томпсон особенно сближается со своим братом Илаем. Но бывают дни, когда я не узнаю своего персонажа и понятия не имею, что он предпримет дальше. Меня все еще продолжают удивлять новые стороны характера Наки. Надеюсь, зрители со мной солидарны.

— А что вы думаете о стиле вашего мафиози? Что ни говори, он всегда выглядит безупречно, костюмы у него с иголочки.
— А вот это как раз то, что нас отличает — я обычно ношу одно и то же. И только когда прихожу на съемочную площадку, меня одевают в потрясающие костюмы. За то время, что мы дружим с Наки, он приучил меня задумываться, что и как носить.

— Я заметила, ваш герой любит держать паузу. Это что, способ дезориентации оппонента?
— На самом деле это я так вспоминаю текст. (Улыбается.) Да, мне об этом уже говорили. Просто Наки, перед тем как сказать что-то, долго смотрит на собеседника — он всегда как следует обдумывает свой ответ.

— Чем закончится сериал — самая большая интрига. Наки останется жив?
— Не знаю… Мои персонажи много раз погибали. Так что если Наки суждено умереть, пусть это будет красиво и ярко.

— Вы уже почти 30 лет в кинематографе. Это правда, что попали на съемочную площадку случайно?
— Самое интересное, что кино не было моей целью жизни! Просто так получилось. Я жил в Нью-Йорке, в Ист-Виллидж. И у меня было одно желание — стать востребованным, активным актером. Я играл в театре очень далеко от Бродвея. Вместе с моим партнером, Марком Буном Джуниором («Сыны анархии», «Семь». — THR), мы сочиняли пьесы и сами же в них исполняли главные роли. И как-то мне повезло попасть в группу киношников, тоже живших в моем районе: среди них были Джим Джармуш, Билл Шервуд, с которым я сыграл тогда в «Прощальных взглядах», Том ДиЧилло, Александр Рокуэлл. Помню свою первую встречу с Джармушем: он и его жена Сара Драйвер приходили смотреть наши представления. Я знал, что он кинорежиссер, и одного взгляда на этого человека с ярко-белыми волосами, одетого во все черное, было достаточно, чтобы заинтересоваться им. Сначала было даже страшно подойти к Джиму, но когда мы начали общаться, я понял, что он — милейший человек!

— А потом вас просто разрывали именитые режиссеры: Абель Феррара, Квентин Тарантино и, конечно, братья Коэн, с которыми вы не расстаетесь уже 24 года! Не будет ошибкой сказать, что роль болтуна-матерщинника Карла Шоуолтера в их фильме «Фарго» стала для вас судьбоносной. Помните свой кастинг?
— Еще бы! У меня была сцена почти на пять страниц. Я просто пошел на пробы и старался очень быстро и в то же время очень внятно произносить роль — и все смеялись. Потом позвонили через месяц, я опять сыграл те же сцены, и Итан (Коэн. — THR) сказал: «Вы читаете текст быстрее всех». Я очень люблю работать с братьями Коэн, и когда они звонят и приглашают, я всегда соглашаюсь, не раздумывая, и делаю все, о чем меня просят.

— В этом году кроме «Подпольной империи» вышло четыре фильма с вашим участием («Невероятный Берт Уандерстоун», «Университет монстров», «Кумба», «Одноклассники 2». — THR). Очевидно, что нехватки работы у вас нет. А чем занимаетесь в паузах между съемками?
— Танцую.

— Шутите?
— Чистая правда. Жена сняла музыкальное видео для Дайаны Кролл (канадской джазовой пианистки и певицы на песню When The Curtain Comes Down. — THR). Я в нем немного танцую. Моя супруга в прошлом профессиональная танцовщица, и мы с ней участвовали во многих представлениях смешанного жанра. Так что если бы я не занялся кино, то пел бы и плясал. Что, собственно, я и делаю в свободное время.

Полный текст интервью Нелли Холмс со Стивом Бушему читайте в ноябрьском номере The Hollywood Reporter, который выйдет 21 октября.

Добавить комментарий