Интервью Мэтта Дэймона для The Hollywood Reporter июнь 2013 (Интернет-журнал ETODAY)

Интервью Мэтта Дэймона для The Hollywood Reporter июнь 2013Celebrities

Предлагаем вашему вниманию отрывок из интервью актера Мэтта Дэймона (Matt Damon), которое будет представлено в июньском номере журнала The Hollywood Reporter.

Интервью Мэтта Дэймона для The Hollywood Reporter июнь 2013

Мэтт Дэймон, звезда «Элизиума», одного из главных потенциальных блокбастеров этого лета, сам себя называет «довольно скучным типом». Но The Hollywood Reporter ему не верит — еще бы, он сыграл в скандальном телефильме Стивена Содерберга «За канделябрами», а в эксклюзивном интервью признался, что подумывает снять порнофильм и в последнее время предпочитает играть мерзавцев.

— После «Умницы Уилла Хантинга» к вам чуть было не прилип ярлык «хорошего парня», но вы решительно сорвали его, сыграв нескольких неприятных типов. Так кто же вам все-таки ближе?
— Однозначно, плохие парни! С ними можно разгуляться по полной программе, экспериментировать и не идти на поводу у женщин — я имею в виду, не изображать смазливых мальчиков. Кстати, из-за этого мы периодически ругаемся с женой: она считает, что я должен подавать хороший пример детям, а меня уже тошнит в который раз играть Уилла Хантинга. Теперь даже мой агент старается искать мне серьезные роли — всяких гангстеров, убийц и прочих мерзавцев. Иначе у меня точно не будет шансов получить награду киноакадемии. (Смеется.)

Matt SaylesInvisionAPEAST NEWS (1).jpg

— Звучит так, будто вам все равно, какими моральными качествами наделен ваш герой. Но ведь есть все же такие роли, за которые вы никогда бы не взялись?
— Вообще да, но все обсуждаемо. Вот, например, обнаженке я обычно говорю «нет», но отказать себе в удовольствии вновь поработать со Стивеном Содербергом, сыграв в его «За канделябрами» возлюбленного Либераче, просто не смог. Хотя прекрасно понимаю, что этот фильм не для всех. Меня часто спрашивают: «Какая роль далась вам труднее всего?» Самое трудное, что было в моей карьере, — это не роли, а просто возможность получить работу в самом начале актерского пути. (Улыбается.) Честное слово! Даже если попадаются какие-то физически сложные персонажи, ради которых, например, приходится садиться на специальную диету или же, наоборот, набирать мышечную массу, это все равно нельзя сравнить. Иногда я так меняю жизнь и себя ради съемок, что как-то даже задумывался, а работа ли это?.. (Смеется.)

Matt SaylesInvisionAPEAST NEWS (2).jpg

— Роль в «Элизиуме» у вас не вызвала сомнений — вы очень быстро согласились. Это из-за Нила Бломкампа (режиссер «Элизиума». — THR)? Вы были с ним знакомы до того, как он предложил вам эту роль?
— Я его фанат! Когда посмотрел «Район № 9», то сразу же загорелся идеей поработать с Нилом. Он мог бы просто позвонить мне и сказать: «Привет, давай снимем кино!», и я бы согласился. Вообще я искренне считаю, что «Район № 9» и Шарлто Копли (исполнитель главной роли в «Районе № 9» и партнер Мэтта Дэймона по «Элизиуму». — THR) заслуживали «Оскара». И Шарлто его когда-нибудь точно получит, помяните мое слово. Вы не представляете, насколько Нил увлечен своей работой: на нашу первую встречу он принес мне не сценарий фильма, а целый графический роман! Я проглядел его, приехал домой и сказал своей жене: «Дорогая, что бы ты ни говорила, но я не упущу этот фильм. Я мечтаю сняться в нем!» Вообще, мне кажется, что Нил Бломкамп — это Джеймс Кэмерон нашего поколения. Надеюсь, что когда-нибудь поработаю с ним снова.

Matt SaylesInvisionAPEAST NEWS (3).jpg
Photo Credit: Matt Sayles / Invision / AP / East News

— Похоже, в «Элизиуме» вашему герою придется спасать мир. А расскажите, каково это — жить в 2154 году?
— Что ж, я определенно не хотел бы оказаться там снова! (Смеется.) На самом деле, разумеется, столь мрачное будущее — это всего лишь видение Нила. Я помню, когда мы с ним встретились в первый раз, то он сразу же предупредил меня: «Слушай, я вырос в Южной Африке и переехал в Канаду, когда мне было восемнадцать. Попадание из страны третьего мира в развитое государство в таком возрасте стало настоящим потрясением и полностью изменило мое мировоззрение». Неудивительно, что у Нила очень обострено чувство справедливости, поэтому его больше всего волнует вопрос — как далеко зайдет классовое разделение на богатых и бедных и что нас всех ждет? Именно поэтому он написал эту историю.

Полную версию интервью читайте в июньском номере The Hollywood Reporter.

Добавить комментарий